Рассказ как изготавливают колокола 4 класс сообщение
Перейти к содержимому

Рассказ как изготавливают колокола 4 класс сообщение

  • автор:

Доклад сообщение о колоколах, на тему "Колокола" как сделать?

Сообщение по музыке о колоколах. Доклад "Колокола".

Колокола льют из металла. Это ударный инструмент. Внутри купола металлический язычок. И сигнал тревоги подавали колокола. И на молитву звали. Но стал их звон, за красоту и гармоничность, большим чем просто сигнал. Он стал одним из символов страны. О нем сложено много песен и стихов.

В Свердловской области есть город Каменск-Уральский. А в городе есть завод, на котором льют колокола. Я была там на экскурсии. И каждое лето в городе проходит фестиваль колокольного звона. Приезжают звонари из разных уголков России. Собираются горожане и слушают.

В Пасху разрешается всем желающим подняться на колокольню и звонить в колокола. Мы подымались с мамой и бабушкой и звонили. Это было значимым событием. Глаза у нас горели восторгом, когда поплыл над улицами внизу звон колоколов.

И третий яркий момент связанный с колокольным звоном. Я рано приехала Москву. В 7 утра я была на Никольской. Улица была еще пустынной. И вдруг она вся наполнилась колокольным звоном с звонницы монастыря. Это было не забываемо.

Часто мы слышим упреки в адрес молодого советского правительства в том, что они распоряжались снимать с церквей колокола и отдавать их в переплавку на нужды растущей промышленности в период индустриализации страны.

Однако посмотрим, как обстояло дело в вопросе про колокола в Западной Европе.

65000 колоколов переплавили для военных нужд милитаристы во время кровавой Первой мировой войны.

Во время мобилизации во время Первой мировой войны некоторые пасторы в Западной Европе позволили снять до трети своих колоколов в церквях и костёлах, кирхах и величавых соборах дабы они могли своими "голосами" поддержать рёв пушек и присоединиться к общим победным аплодисментам. В первый год войны некий ректор пресвитерианской школы Антониус Флункерт писал, среди прочего, в своей хронике:

«На площадях и улицах все еще звучали прекрасные новые патриотические песни, особенно когда колокола провозглашали новую победу, и свидетельствовал о подлинных патриотических чувствах

Но уже в 1917 году колокола замолчали. Потому что — за исключением маленького звонящего колокольчика — их нужно было сбить «с Богом для царя и отечества» или для кайзера или для французского войска и доставить на место сбора, чтобы переплавить. Юридический запрос об этом гласил: «Объявление о конфискации, описи и отчуждении, а также о добровольной доставке колоколов из бронзы. С 1 марта 1917 г.

«Вестники мира превратились в пушки. Потому что военные всех мастей любили бронзу. Национальный военный интерес по-прежнему превосходил хвалу Богу. Во время Первой мировой войны было переплавлено около 65 000 колоколов. Но только кое-где Колокола сохранились. Потому что люди были возмущены конфискацией, даже если они празднично украсили свой колокол для лебединой военной песни, а дети накинулись на колокола для того, чтобы сняться на их фоне для фото на память.

Когда на церковь св. Агафа-кирхе пришло постановление передать колокол в 1917 году, местный мастер-кузнец Коттендорф забрался на башню, разбил там колокол и сердито бросил отдельные части на церковную площадь, где они были собраны. Жители Дорстенера были очень недовольны конфискацией. Летом 1918 года Управление экономики войны призвало приход заплатить в дань еще четыре колокола. Но преподаватель протестантской семинарии изучил эти постановления и решил дать ответ, что сдавать колокола нельзя из-за их высокой исторической ценности. Власти настаивали на своем, на снятии колоколов для переплавки мотивируя патриотическими чувствами. Пастор Людвиг Хеминг (городок помнит его имя) заявил, что у него нет такого человека, который мог бы снимать колокола. Так что он действительно мог сохранить городу и оставить себе четыре благозвучных колокола.

Во время Второй мировой войны нацистские власти были tot более строги.

Нацистские власти также объявили войну (а точнее — мобилизацию) колоколам в своей стране и в странах сателлитах во время Второй мировой войны. Уже в сентябре 1939 года, через четыре дня после начала войны, государственные структуры запретили местным кирхам и церквам звонить в церковные колокола, поскольку они якобы мешают работе зенитных подслушивающих устройств. Только в конце октября был разрешен торжественный звон накануне больших церковных праздников вечером по воскресеньям днем и в праздничные дни. Даже по выходным иногда разрешалось созывать на похороны людей торжественным колокольным звоном-реквиемом. С декабря 1939 года по новому постановлению районной администрации в колокол разрешили звонить в будние дни с 8 до 18 часов во время церковных служб с ограничением всего лишь в три минуты.

Авиационные бомбы, которые загнали церковные колокола в глубину, резко сократили количество немецких колоколов вообще. Остальное было сделано за счет военной экономики.

В то время как имперские комиссии по конфискации во время Первой мировой войны были неизбирательными и иногда даже гуманными, когда дело доходило до конфискации колоколов для пушек, нацистские правители применяли более систематический и менее дифференцированный подход. Они повелели пресловутый «налог за колокол» в пользу военной промышленности по всей империи и далее на оккупированных территориях.

Это был апогей так называемых «металлических пожертвований» на войну. Нацистские власти классифицировали колокола на типы

Маркировка C и D говорила об исторически ценных колоколах.

Маркировка A и B говорила о необходимости немедленной сдачи.

Маркировка C ставила колокола в «очередь», тогда как тип D был защищен от конфискации.

Для «окончательной победы» многие мэры городов стараясь угодить нацистам также сняли с колоколен исторически ценные колокола типа D.

Как жители Германии боролись за свои колокола.

Уже 4 мая 1940 года все колокола должны были быть переданы в «Reichsstelle für Metle» (Рейхсканцелярию по металлам). В январе 1942 г. поступил приказ о немедленной конфискации.

8 января были конфискованы колокола церкви Святого Креста в Альтендорф-Ульфкотте. Четыре недели спустя колокола св. Агаты, посвященные св. Йоханнесу, св. Марии и св. Агате были сняты. Самый маленький колокол, отлитый Яном Альбертом де Граве в Амстердаме после пожара 1719 года, уцелел. Перед тем, как колокола были сняты, прихожане сделали звукозапись: которая также предоставляет историческую ценность. Кроме того, колокола были сфотографированы перед тем, как они отправились в переплавку.

Вскоре после того, как американцы вошли в Дорстен, житель Дорстена в Люнене обнаружил три неповрежденных колокола в пункте металлолома. Он немедленно сообщил об этом пастору Вестхоффу. Взятку собирали на ходу, чтобы подкупить жителей Люнена. Это сработало. Они использовали старый паровой кран, чтобы поднять ценные звучащие тела с кладбища колоколов. После перестройки колокольни церкви св. Агаты их снова повесили в конструкции колокольни.

Взятка состояла в основном из ветчины, американской тушенки и сигарет.

Сегодня колокола, вероятно, больше не нужно использовать для пушек. Сегодняшние системы вооружения сделаны из другого материала. Раньше оружие было другим, потому что для литья колоколов и пушек использовались одни и те же материалы и аналогичные процессы. В мирное время мастера из бронзы лили колокола, а в военное — пушки. Сегодня вы бы сказали, что это кризисная ситуация и вынужденная работа.

небольшой рассказ о том как изготавливают колокола ​

Каждый колокол— это произведение искусства. Сначала нужны расчеты,потом вырезать лекала, которые и определят его форму. И лишь потом начинается долгий процесс, в ходе которого на ось слой за слоем насаживается глина. Причем даже глина здесь особенная — ее вывозят из карьеров.

На заготовку слой за слоем накладывается глина, причем ее качество постепенно улучшается: она становится все тоньше и тоньше, пока, наконец, на веретене не оказывается вполне «оформленный» колокол. Но глиняный, а не медный. И это пока еще внутренняя поверхность колокола. Потом на стержень надевается другое лекало, по которому «нарезается» внешний профиль будущего колокола. Слой за слоем ложится глина, но уже другого качества.

И когда форма готова, на нее накладываются украшения. Это тоже очень кропотливый труд: украшения сначала делаются из пластилина, потом отливаются в специальные формы, из которых происходит новая отливка — на этот раз в воске. И на глиняный колокол накладываются восковые буквы и изображения.

Когда внешняя форма колокола готова, верхний кожух аккуратно снимается, и под ним оказывается точная копия будущего колокола. Но глиняная. Ее вынимают и уничтожают.

И вот, после более чем двухмесячного труда наступает момент отливки. Сама отливка длится немногим более десяти минут. Ну, для больших колоколов, наверно, около двадцати. Потом металл остывает, и вот он, почти уже готовый колокол.

небольшой рассказ о том как изготавливают колокола ​

Каждый колокол— это произведение искусства. Сначала нужны расчеты,потом вырезать лекала, которые и определят его форму. И лишь потом начинается долгий процесс, в ходе которого на ось слой за слоем насаживается глина. Причем даже глина здесь особенная — ее вывозят из карьеров.

На заготовку слой за слоем накладывается глина, причем ее качество постепенно улучшается: она становится все тоньше и тоньше, пока, наконец, на веретене не оказывается вполне «оформленный» колокол. Но глиняный, а не медный. И это пока еще внутренняя поверхность колокола. Потом на стержень надевается другое лекало, по которому «нарезается» внешний профиль будущего колокола. Слой за слоем ложится глина, но уже другого качества.

И когда форма готова, на нее накладываются украшения. Это тоже очень кропотливый труд: украшения сначала делаются из пластилина, потом отливаются в специальные формы, из которых происходит новая отливка — на этот раз в воске. И на глиняный колокол накладываются восковые буквы и изображения.

Когда внешняя форма колокола готова, верхний кожух аккуратно снимается, и под ним оказывается точная копия будущего колокола. Но глиняная. Ее вынимают и уничтожают.

И вот, после более чем двухмесячного труда наступает момент отливки. Сама отливка длится немногим более десяти минут. Ну, для больших колоколов, наверно, около двадцати. Потом металл остывает, и вот он, почти уже готовый колокол.

Производство колоколов

До XVIII века большие колокола отливали в основном на Пушечном Дворе в Москве или непосредственно около колокольни. Первый пушечный двор называвшийся «Пушечной избой» был основан в 1479 году итальянцем Аристотелем Фиораванти у трех мостов из Фроловских ворот в Китай-Городе и сгорел в 1489 году, позже на Неглинке был построен «Пушечный Двор», который просуществовал несколько веков.

Собственную колокольную мастерскую одними из первых в 1686 году основала семья Моториных (потомки создали завод Финляндского в Москве). К середине XIX века число крупных заводов достигло примерно 50, но затем в связи с насыщением колоколами снизилось к началу XX века до 25 с производительностью около 2000 тонн в год, кроме этого существовало несколько мастерских, изготавливающих поддужные колокольчики.

Профессия колокололитейщика, часто совмещавшаяся с литьем пушек, очень ценилась и передавалась по наследству. При этом все литейщики состояли на государственной службе, имели большие льготы: освобождались от военной службы, подушного налога, наделялись землей, а также получали большое денежное жалование и вещевое довольствие.

Не каждый мог стать литейщиком, а только по рекомендации и с поручительства нескольких мастеров и пройдя 3 ступени обучения – от неквалифицированных рабочих до подмастерьев, выполнявших отдельные операции по литью, затем до помощников мастера, которые могли в случае необходимости заменить мастера.

Высшей наградой колокололитейщиков являлось «право герба», т.е. право изображать на своих колоколах государственный герб и поставлять их двору Его Императорского Величества. Это право не передавалось по наследству и наследники должны были его вновь завоевывать. Среди колокольных предприятий три Российских герба имел только завод П.Н. Финляндского, два герба – завод Оловянишниковых в Ярославле, по одному гербу – еще несколько заводов.

Процесс производства любого колокола начинается с разработки профиля.

Расчет профиля производится по модульному методу, т.е. за единицу измерения берется не метрическая единица (метр, сантиметр), а определенный отрезок, чаще всего максимальная толщина в ударном кольце. Формулу подобия колоколов в конце XVIII века вывел австрийский ученый Хладни:

где: F – частота, T – толщина, D – диаметр колокола, Е – модуль упругости и P – плотность металла.

Сзв = √E/p — скорость звука в металле, поэтому:

Звук колокола формируется при ударе языка об ударное кольцо и вызывает два вида колебаний – колебания диаметра и колебания толщины колокола.

Колебания диаметра колокола – унтертон (низкая октава), в связи с большими размерами диаметра колокола (по сравнению с толщиной стенки) колебания редкие и звучат дольше всего.

Колебания толщины колокола – высокая октава, в связи с малыми размерами толщины колебания частые и присутствуют не долго.

Основной тон колокола возникает как воздействие колебаний толщины ударного кольца на колебания диаметра колокола, при этом колебания толщины постепенно затухают, и остается только унтертон – низкое послезвучие.

Чем меньше толщина, тем меньше ее воздействие на унтернтон, таким образом колокола с тонкой стенкой при одном и том же диаметре колокола звучат ниже, но теряют в своем благозвучии.

В итоге расчетов по разработанным профилям изготавливаются 2 шаблона – внешнего и внутреннего контура.

Второй этап – изготовление форм будущего колокола – формовка.

Модель, повторяющая внешнюю поверхность колокола, и стержень, повторяющий внутреннюю, изготавливаются при помощи вращающегося шаблона, закрепленного на строго вертикальной оси. Узоры, орнаменты, иконы и уши изготавливаются из воска и прикрепляются на внешнюю модель, образуя точное повторение будущего колокола, т.н. «фальш-колокол». После этого фальш-колокол накрывается опокой (кожухом) и свободное пространство между колоколом и опокой заполняется формовочной смесью, после снятия опоки вся обнарядка переносится в зеркальном отражении, а воск выплавляется при помощи открытого огня. Перед заливкой металла происходит сборка моделей: внутри – внутренний стержень (болван), снаружи – опока, а образовавшееся пространство займет металл.

Старинные и современные способы формовки можно разделить на несколько групп:

1. Литье в керамику. Воздушная сушка. Самая качественная, быстрая и дорогая из применяемых технологий формовки, т.н. «шоу-процесс».

2. Литье в гипсовые формы. Необходима принудительная сушка в сушильном шкафу. Качество уступает керамическим формам.

3. Литье в глиняные формы. Самая долгая и грубая формовка из применяемых. Формовка происходит в несколько слоев глины (в зависимости от размера колокола

и толщины). Каждый слой укрепляется проволокой или соломой и должен просохнуть некоторое время.

Нестандартные технологии применяются реже:

4. Литье «в землю». Технология новая (не надо путать с литьем в землю в дореволюционное время, когда вместо металлических опок с ребрами жесткости керамическую форму просто зарывали в землю). Данная технология основывается на использовании многоразовых разборных ящиков с формовочной смесью из глины, песка и других. Обычно эта технология используется на крупносерийных заводах, дешевая, но дает самое низкое качество. Поверхность после заливки грубая, делать надписи и изображения на колоколе очень трудно из-за непрочности смеси. Во время заливки формовочная смесь может осыпаться, образуя различные дефекты в виде раковин (пустот), пузырьков и микротрещин.

5. Литье в графитовые или металлические разборные формы (кокиль). Такая технология из-за высокой стоимости самих форм практически не применяется. Пока она используется только для отливки небольших колоколов (до 150 кг) и не дает возможность наносить орнаменты, надписи и иконы. В качестве экспериментов при заливке металла в кокиль возможно использование вакуума или давления, что сильно удорожает процесс производства.

Еще на процессе формовки во внутреннюю модель колокола вставляется закладное кольцо, за которое будет подвешиваться язык.

Третий этап – приготовление металла и заливка.

Приготовление колокольной бронзы (температура плавления 880°C) происходит в печах или тиглях. Сперва в печь закладывается более тугоплавкая медь (1084°C), а перед самой заливкой колокола закидывают олово (232°C), чтобы оно не успело выгореть, в расплав опускают длинный еловый шест, который, обугливаясь, выделяет газы, перемешивающие бронзу.

Тигельная печь – это ковш, предназначенный для плавки металла весом не более 200-300 кг. При помощи подъемных механизмов его можно легко переносить по цеху к формам для заливки и разогревать любым топливом.

Пламенная печь может быть спроектирована для расплавки любого количества металла, в качестве топлива в таких печах используются горючие вещества, дающие длинное пламя (газ, мазут, дрова и т.п.).

Электродуговые и индукционные печи практически не используются, в связи с их дороговизной и малой производительностью (обычно, не более 5 тонн).

Основным материалом для производства колоколов служит «колокольная бронза», состоящая из 80% меди и 20% олова с колебанием 2% . Это соотношение является компромиссом между прочностью колокола и его звучанием. Избыток олова делает колокол очень хрупким, но с более приятным звучанием, а малое количество олова дает противоположные результаты.

Ходящая в народе молва, что добавление серебра улучшает звон колокола ошибочна и, скорее всего, связана с имеющими серебристый блеск кристаллами олова в местах изломов колокольной бронзы. Литейщики также были заинтересованы в этих слухах, принимая от народа серебряные изделия и монеты, якобы, для того, чтобы получить «серебряный» звон. Серебро же кидалось не в сплав, а в топку. После остывания серебро собиралось и отдавалось храму или литейщикам как вознаграждение.

Существует практика переплавки вышедших из строя разбитых колоколов, при этом свойства колокольной бронзы теряются – она становится густой и хрупкой, это объясняется поглощением сплавом кислорода и переходом олова в оловянистую кислоту и выгоранием олова. Для восстановления оловянистой кислоты использовали перемешивание сплава еловыми шестами или добавлением древесного угля, в настоящее время для этого используют фосфор и фосфористую медь.

При остывании жидкий сплав, переходит из расплавленного в твердое-кристаллическое состояние и распадается на составные части интерметалидной структуры (Cu31Sn8), отвечающие за звуковые качества. Этот процесс «ликвации» зависит от температуры заливки сплава в форму и быстроты охлаждения.

Издревле колокольные мастера искали замену колокольной бронзе, пробовали чугун (первые чугунные колокола на Руси были отлиты при Иване Грозном), серебро, стекло, фарфор и другие материалы, в итоге пришли к выводу – самые лучшие результаты дает только использование колокольной бронзы.

Последний этап – обработка колоколов после литья.

После остывания металла (от одного дня на маленьких колоколах, до нескольких суток на больших) колокол осторожно освобождают от внутреннего стержня (болвана) и опоки, отчищают от формовочной смеси различными приспособлениями, а также срезается прибыль (излишек металла, образующийся при заливке колокола и выступающий над маточником).

В дальнейшем поверхность колокола подвергается пескоструйной обработке (песком под большим давлением), что придает ей матовость, а также полируются отдельные части колокола.

С течением времени колокольная бронза подвергается естественному окислению и покрывается темно-зеленой пленкой окиси меди (патиной), которая предохраняет металл от дальнейшего окисления.

По русской традиции колокола не подтачивают, а подбираются в звонницу из множества готовых по благозвучным звуковым интервалам.

Изготовление языка колокола.

Язык является важной частью колокола, определяющей его звук. Он должен быть изготовлен из мягкой стали (например, стали марок Ст. 3 — Ст. 5) и определенного веса в зависимости от размера колокола. При слишком легком языке звон колокола будет неполнозвучным, а слишком тяжелый язык может расколоть колокол.

Для колоколов до 50 пудов вес языка рассчитывается как 1/20-1/25 от веса колокола, от 50 до 300 пудов – как 1/25 – 1/30 и для более 300 пудов – как 1/30 – 1/40.

Форма языка может быть различной, но приближенной к маятнику: тонкая конусообразная ось с шаровидным (лучше бочкообразным) утолщением в нижней части. Язык должен бить точно в ударное кольцо колокола, если язык подвешен выше, то он не извлекает всех обертонов, а если ниже – возможен раскол колокола.

Илья Дроздихин,
руководитель Московской Школы Звонарей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *