Как изготавливали колокола на руси
Перейти к содержимому

Как изготавливали колокола на руси

  • автор:

Как отливают колокола, 2ч

Размеры европейских колоколов начала Средневековья не превышали одного метра в диаметре, но считались огромными. Вначале их делали еще по античной технологии: склепывали из металлических полос и листов. Мелодичностью звучания они, понятно, не выделялись. И только к Х веку усилиями монахов, которые не только молились, но и занимались ремеслами, были разработаны методы колокольного литья.
Первым делом в земле вырывали литейную яму, на дне которой устраивали идеально ровную площадку из обожженной глины или кирпича. Затем из глины лепили болванку (будущую внутреннюю пустоту), которую обкладывали салом, создавая из него форму непосредственно колокола, а сверху все это обмазывалось глиной (наружный кожух). После этого в яме разводился костер и сало вытапливалось, оставляя внутреннюю полость, в которую заливали колокольную медь. Собственно, это была бронза — 80 % меди и 20 % олова. Эта пропорция могла меняться, но ненамного: увеличение доли олова делало сплав хрупким, а уменьшение заметно ухудшало акустические качества колокола.
Впоследствии в качестве материала для отливки колоколов в отдельных случаях применяли чугун, и даже стекло. А вот серебро использовали только для изготовления небольших колокольчиков, в которые звонили, вызывая слуг, вельможи: уж очень было накладно вливать в колокол сотни килограмм серебра! Чтобы форма не лопнула от сильного жара, ее перед литьем засыпали и утрамбовывали землей. Процедура литья была очень ответственной. Во-первых, было необходимо равномерно подавать расплав, чтобы не образовались раковины. Во-вторых, если меди хоть немного не хватало, то колокол получался без кусочка уха, и его приходилось разбивать и отливать заново.
После отливки колокол медленно остывал, иногда сутками, затем яму отрывали, глиняную форму разрушали, а колокол извлекали и несли к священнику — освящать. Эти колокола (так называемые «теофиловые» — по имени немецкого монаха Теофила, описавшего в начале XII века эту технологию) давали чистый, но резкий и короткий звук, без приятного уху протяжного гудения. Кроме того, к колоколам начали выдвигать требования по размерам, более изысканной и точной форме, украшению. И в XIV-XV веках появилась более совершенная технология.
В центре литейной ямы, на кирпичной площадке, строго вертикально устанавливался столб (кружало). К нему скобами крепилось лекало из твердых сортов дерева, повторяющее профиль (разрез) колокола. С его помощью, весьма точно, изготавливалась как сама внутренняя болванка, так и наружный кожух — его делали из глины с каркасом из железных прутьев. После обжига кожух поднимали, под него заходил мастер и глиной выкладывал будущие узоры, рисунки и надписи лицевой стороны колокола. Затем начинался процесс литья.
При работе над большими колоколами приходилось не только повозиться с изготовлением и обжигом форм — нужно было выстроить возле литейной ямы несколько плавильных печей, из которых затем поочередно или разом пустить в форму потоки расплавленного металла.
Очень ярко титанический труд литейщиков колоколов был показан в фильме Тарковского «Андрей Рублев». Помните, как волновался в фильме главный мастер? Еще бы: в случае ошибки, неудачи, его и заказчик мог наказать, да и мужики-рабочие, оставшиеся без жалования, пришибить!

Так в 1902 году выглядела Нижегородская колокольная ярмарка. Фото: H.C. White Co из архива Библиотеки Конгресса США

Европейские и древнерусские колокола были умеренных размеров. Самые крупные — до полутора метров в диаметре. А вот в Московской Руси с XV века началось увлечение крупногабаритными колоколами.
Толчком к этому стало открытие государем Иваном III Литейного двора, ставшего своеобразной производственной лабораторией плавки и литья металлов, в котором родились уникальнейшие технологии того времени. Европейцы только раскрывали рты, видя, какие колокола отливают «московиты». При Иване Грозном был изготовлен колокол весом 16 тонн. Борис Годунов повелел изготовить колокола весом 18, 32 и 40 тонн. Но рекорд принадлежит отцу и сыну Моториным, которые в течение 1733–35 годов отлили знаменитый Царь-колокол весом в 201 тонну! К несчастью, во время тушения пожара на него плеснули водой, и гигантский колокол лопнул. Впрочем, неизвестно еще, смогли бы его установить на колокольню.

О звонницах и колокольнях
Если стенки колокола были толстыми, он давал мощный бас. Тонкие стенки, напротив, «пели» звонко и пронзительно. Но колокола различались не только по размерам и звуку, но и по чину (назначению).
Самыми главными были огромные церковные благовесты, они звонили только по большим праздникам.
Обычные церковные колокола для служб звались полиелейные и воскресные.
Главными и самыми большими городскими колоколами были вечевые и набатные,
те, которые висели на сторожевых башнях крепостей, назывались вестовыми.

Между европейскими и русскими колоколами существует одна важная разница:
У нас колокол неподвижен, а бьет по нему качающийся язык. На Западе все наоборот: язык колокола висит свободно, а вот сам колокол качается, будучи укрепленным на перекладине-оси. Какой метод лучше? Западный позволяет звонарю оставаться на земле и дергать за длинную веревку, раскачивая колокол. Но зато только русский способ позволяет звонить в громадные русские колокола, по сравнению с которыми их европейские собратья выглядят просто бубенцами.

Итак, колокол отлили, куда его теперь девать? Первые колокола, как и била, подвешивали на обычной перекладине, которая стояла во дворе церкви. Затем появились звонницы. Они тоже бывают разными. Поначалу были очень распространены звонницы-стены. По сути, это и была стена с арочными окнами, в которых висели колокола. Такую звонницу либо делали над входом в церковь, либо ставили отдельно, часто над воротами в церковном дворе (как в старых католических церквях Мексики).
Потом появились звонницы-палаты и звонницы-галереи. Это были большие крытые площадки на верхних этажах зданий (церквей, дворцов, монастырей и т.п.), или отдельно стоящие строения, к потолочным балкам которых крепились несколько (до нескольких десятков) колоколов. Именно со звонниц доносится до нас мелодичный колокольный перепев, являющийся уникальной отличительной чертой русского звонарского искусства.
Иную архитектурную конструкцию представляют собою колокольни. Если в звонницах колокола располагались горизонтально (на одном этаже), то на колокольнях — вертикально (в несколько этажей). На них обычно поднимали самые важные колокола — набатные, благовесты. Колокольни старались строить как самые высокие здания в городе (или монастыре), с рациональным смыслом — чтобы звук колокола разносился по всей округе.

История колокольного литья в России

Колокол – это металлический ударный музыкальный и сигнальный инструмент, который состоит из полого купола, являющегося источником звука, и подвешенного по оси купола языка, издающего звук при ударе о купол.

Ученые до сих спорят об этимологии слова «колокол”. В греческом языке существует слово «калкун”, созвучное «колоколу» и означающее «било». В том же греческом языке есть глагол «kaleo», которое переводится, как «звать». Крик в древнеиндийском «kalakalas», а в латинском «kalare». Все перечисленные слова в той или иной степени созвучны и объясняют дохристианское предназначение колокола — созывать людей. Но скорее всего, слово «колокол» берет начало от славянского «коло» — круг. Президент Академии наук с 1813 по 1841 год, Шишков, в своей работе «Краткий азбучный словарь» описывает происхождение слова «колокол» от слова «кол», объясняя это тем, что в древние времена для извлечения звука били медной жердью, которая называлась «кол» о другу жердь, то есть «кол о кол». Точно неизвестно, когда люди начали использовать колокола. Первые упоминания датируются 12 веком.

Колокольное дело на Руси

Максимального разнообразия и совершенства колокола достигли на Руси. Тогда колокола делились на переполошные, осадные, набатные, часовые, вестовые, вечевые и другие. С появлением на Руси христианства церковь взяла колокола на свое вооружение. Церковные колокола делились на праздничные, полинейные, повседневные, трапезные и т.п. Первые колокола появились в 10 веке. В 12 веке русские мастера начали самостоятельно изготавливать колокола, а уже к началу 14 века мастерство русских литейщиков достигло совершенства. При Иване Грозном началось освоение литья чугунных колоколов. К 16 веку в Москве насчитывалось около 5000 колоколов. Первым литейщиком колоколов считается мастер Борис, также имеются сведения о новгородских, псковских, вологодских мастерах. В 16 веке русские литейщики приступили к работе над колоколами-гигантами. В 1532-1533 году мастер Немчинов отливает два колокола весом 500 и 1000 пудов. Чохов, во времена Бориса Годунова вместе со своими учениками отливает колокол «Реут» весом 2000 пудов.

При Алексее Михайловиче было задумано отлить колокол весом 10 000 пудов, но для иностранных специалистов задача оказалась невыполнима. К царю явился мастер Данилов, замысел которого удался, и в 1654 году он отлил Алексеевский колокол. В 1733 году Иван и Михаил Моторины начали, а в 1736 году закончили отливку Царь-колокола. Вес этого колокола составлял около 12 000 пудов, диаметр около 7 метров, а высота более 6 метров. Через год в Кремле случился пожар. На колокол начали падать горящие бревна, охранники решили, что для сохранения уникальной отливки ее необходимо поливать водой. В результате неравномерного охлаждения от колокола откололся кусок весом 13 тонн. Литейщики Руси прочно утвердили первенство родины в отливке колоколов. Из 12 самых крупных колоколов в мире 6 были изготовлены русскими мастерами, а три из них никем до сих не превзойдены.

Самым большим колоколом в Европе был «Кайзер» весом чуть более 1600 пудов. Его ограниченные размеры связаны с особенностями издания звука. На Руси в колокола били раскачивая языки, а в странах Европы раскачивали колокол и ударяя боками о свободно висящий язык. чем тяжелее был колокол, тем тяжелее его было раскачать, к тому же он сильно расшатывал колокольню. Для буддийских колоколов характерна камерность. Технологический процесс отливки колоколов стабилизировался в 19 веке. Большие колокола отливались в яме возле печи. На рисунках ниже показаны схемы плавильной печи и заливки колокола в яме, а также схема формовки колокола.

Рисунок 1. Схема. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Рисунок 2. Схема. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Здесь:1 — стойка; 2 — гнездо; 3 — шаблон; 4 — стержень с замком; 5 — каналы; 6 — железный крест; 7 — железный шпиндель; 8 — шаблон с контурами; 9 — шаблон с внешними очертаниями контура колокола; 10 -рубашка колокола (тело); 11 — ребро; 12 кожух; 13 — толстые ребра; 14 — болты; 15 — коронка колокола; а — выкладка цоколя болвана стержня; б — формовка по шаблону тела колокола и стержня; в — изготовление глиняной формы кожуха колокола; г — разрез собранной формы колокола.

Технология литья колокола внесла в современную металлургию строжайшее соблюдение химического состава сплава — 80 % меди, 20 % олова. До 20 века колокольные заводы оставались маломощными предприятиями. В 1914 году насчитывалось около 20 таких заводов, а их общая годовая продукция 2000 тонн.

Как изготавливали колокола на руси

Вычисление логарифмов

Какой голос будет у колокола, зависит в первую очередь от его формы и толщины стенок. За не одну сотню лет литейщики перепробовали разнообразные варианты, но лучшим признали форму «тюльпан». В ее основе — логарифмическая спираль.

Подготовка основы

Подготовка основы

В середине круглой площадки — электрическая спираль. Когда на этом постаменте вылепят из глины форму, спираль будет поддерживать внутри нее заданную температуру, чтобы слои глины сохли равномерно и не растрескивались.

Выточка болвана

Выточка болвана

На площадке собирают из кирпичей конус. Поверх наносят глину и выравнивают изготовленным для конкретного колокола металлическим кружальным лекалом. Вращаясь вокруг конуса, лекало срезает лишнее, создавая первый слой формы — болван.

Появление прототипа

Появление прототипа

Поверх болвана создают второй слой формы — фальш-колокол. Это глиняная копия будущего колокола. Ее украшают восковыми заготовками — буквами и барельефами.

Выкраивание рубашки

Выкраивание рубашки

Поверх воскового декора создают третью, верхнюю часть формы — рубашку. Ее укрепляют сеткой из арматуры. Повышая температуру спирали, воск вытапливают, при этом на внутренней поверхности рубашки остается отпечаток декора.

Температурный режим

Температурный режим

Крупные колокола заливают из подвесного ковша. Медь плавят при 1083 °C, затем температуру резко повышают до 1200–1300 °C, добавляют олово и охлаждают смесь вновь до 1083 °C. Если температура будет меньше, колокол получится пористым. А если выше, легкое олово разделится с тяжелой медью, и сплав выйдет неоднородным. И то и другое испортит звук колокола.

Подготовка опоки

Подготовка опоки

Готовую форму помещают в емкость, так называемую опоку, и засыпают землей. Это необходимо, чтобы форму при заливке не разорвало. Если колокол большой, приходится вручную закидывать несколько тонн земли.

Заливка сплава

Заливка сплава

Маленькие колокола заливают вручную графитовыми ковшами (графит легкий и не плавится от соприкосновения с раскаленным металлом).

Охлаждение

Охлаждение

Металл остывает в опоке несколько часов (в зависимости от размера), после чего глиняную форму разбивают и вынимают готовый колокол. Арматуру можно использовать многократно, а вот форму для следующего колокола придется делать заново.

Печатная форма

Печатная форма

Буквы и изображения, которые появятся позже на колоколе, художник вылепливает сначала из пластилина. Затем заливает их пластичным полимером, который, застывая, образует форму-трафарет (до недавнего времени формы делали из гипса). Это один из немногих этапов производства, где используются современные материалы.

Восковые фигуры

Восковые фигуры

В полимерную форму заливают воск и получают барельефы. С буквами сложнее — каждую отливают по отдельности. Позже из них набирают на фальш — колоколе нужный текст. Если слепить литеры в одну строку и отлить из воска единым фрагментом, на готовом колоколе останется некрасивый отпечаток рамки строки.

Схватить за язык

Схватить за язык

Хорошо подвешенный язык бывает не только у человека. Чистота звучания колокола также зависит от того, насколько правильно закреплен в нем язык. Середина его яблока должна ударять в самые толстые места колокола — «ребра». Иначе и звон будет неприятный, и колокол может разбиться. Когда-то язык крепили на кожаный ремень и раз в месяц подкладывали под него сало, чтобы кожа не пересыхала.

Момент истины

Момент истины

Партию новых колоколов проверяют, насколько их звучание соответствует расчетам мастеров и ожиданиям заказчиков. Существует способ подтянуть звук до нужного — подточить колокол. Но тутаевцы против такой «доводки напильником». Если их колокол не звучит как следует, его отбраковывают.

Без лишнего лоска

Без лишнего лоска

Для колокола внешний вид не главное. Мастера стараются не нарушать верхний слой металла и не шлифуют колокола до зеркального блеска. Выделяют лишь отдельные детали.

Принцип матрешки

Принцип матрешки

Размер имеет значение

Размер имеет значение

Благовестники — басы
Как правило, в звонницах используют один или два таких колокола. Обладающие низким тоном, они придают звону мощное звучание.

Благовестники — баритоны
Задают основной ритм в колокольном перезвоне.

Подзвонные колокола
Ведут основную мелодию. Возможность подобрать колокола с различными «нотами» позволяет играть мелодичные перезвоны.

Зазвонные колокола
Украшают звон переливами и разнообразными ритмическими рисунками.

Человеческий фактор. Горячий цех

Человеческий фактор. Горячий цех

Колокола для Спасской башни отливают на заводе в городе Тутаеве Ярославской области.
Если вы представили себе огромное, под стать колоколам, производство, то это неправильная картинка. Завод в Тутаеве — небольшое одноэтажное кирпичное здание: никаких сложных станков и огромных доменных печей с лавой расплавленного металла.
Новое — это хорошо забытое старое, каким бы странным оно ни казалось на первый взгляд. К такому выводу пришел, перепробовав множество современных способов отливки металла, Николай Шувалов, директор завода в Тутаеве:

Как льют колокола

— Лет 25 назад пришлось самому заняться отливкой колокола — хотел помочь батюшке из местного прихода. Все сделал по современным технологиям, внешне колокол безупречный вышел. А как ударили… Мама дорогая, это ж таз медный. Вот тебе и технологии.
Начали ошибки искать, книги старинные изучать, а в них подчас что ни совет, то словно рецепт знахарский. Пришлось по деревням собирать лен, коровью шерсть и конский навоз — все это необходимо, чтобы глину замесить, из которой форму для отливки колокола делают. Оказалось, что старинная методика, вроде бы нарушающая правила современного производства, дает отличный результат. В форме из такой «неправильной» глины металл остывает равномернее, что избавляет от образования «зерна» — бронза с зернистой структурой звучит хуже. Саму глину поначалу из Армении, Болгарии и Украины заказывали, но результат разочаровывал — не звучали колокола. Очевидно, что не стали бы ярославские мастера за тридевять земель тонны глины возить. Начали у себя искать в окрестностях. Сколько же земли перелопатили, пока случайно на рыбалке нужную по консистенции глину не нашел! Лет шесть потратили, не меньше 30 колоколов перебили забракованных, но научились лить такие колокола, что их звук сложно отличить от звона старинных образцов.

Как льют колокола

— Многие тонкости приходилось восстанавливать по обрывочным данным, а что-то самим додумывать, — добавляет художник завода Всеволод Алаев. — Однажды нужно было сделать копию колокола 1651 года, сохранившегося в Синозерской пyстыни Вологодской области. Буквы на нем не выпуклые, как обычно бывает, а наоборот, будто бы вдавлены в металл. Как это сделано? Зубилом такое количество текста не вырубить — буквы не получатся ровными. К тому же видно, что делал надписи монах-писец с хорошо поставленной рукой, который точно не смог бы столько времени зубилом работать. Секрет мастеров оказался довольно прост: текст писали по восковой дорожке (на средней части формы колокола сделали углубление и залили его воском). Выемки от процарапанных букв отпечатались на внутренней поверхности следующего слоя формы, а при заливке ее металлом на корпусе колокола получились вдавленные оттиски. Раскрыть хитрость этого способа получилось, изучая старые сохранившиеся колокола и фотографии уже утраченных.

К сожалению, старых колоколов осталось не так много. Какие-то еще Петр I переплавлял на пушки; какие-то после революции продавали за границу; огромное количество утрачено в 30-х годах прошлого века.

Рабочие колокололитейного завода

Рабочие колокололитейного завода

Несмотря на то что методы старых мастеров, не обладавших современными познаниями в области химии, физики, высшей математики, действительно кажутся довольно странными, многие из них имеют вполне научное объяснение. Например, в расплавленную медь погружали березовый кол. Это делали для того, чтобы раскислить входящую в состав сплава медь, то есть удалить растворенный в ней кислород, который существенно ухудшает свойства металла.

Пропорции металлов в сплаве также разработаны много веков назад — 80% меди и 20% олова. Олово — дорогой металл. Но если, желая сэкономить, его количество уменьшить, звук получится глухой. Однако и превысить норму тоже нельзя: голос колокола станет более звонким (но ярким окажется лишь основной тон, тембральный же окрас обеднеет), а звучание будет более длительным, но вместо мелодии получится какофония, так как звук начнет смешиваться с голосами соседних колоколов. А вот серебро, которое якобы добавляли «для звука», — лишний элемент. В Средневековье литье колоколов было сродни шоу — это делали при большом скоплении народа. Серебро, собранное у людей, бросали не в плавильню, а рядом, и оно оседало потом в карманах литейщиков.

Сваренный по такой технологии металл имеет структуру, которая способствует равномерному распространению звуковых колебаний по всему колоколу, что обеспечивает его мелодичность. Такими характеристиками и обладают колокола, изготовленные в Тутаеве для звонницы на Спасской башне. Сейчас на башне довольно сильно отличающиеся друг от друга колокола: и старинные, и современные. Исполнить безупречно гимн с таким набором сложно: колокола не совпадают по тональности. Для правильного «оркестра» необходимо 11 колоколов, воспроизводящих каждый свою ноту. Над решением этой задачи и работают сейчас в Тутаеве.

«Навоз и сусло — главные компоненты». Как льют колокола

ТУТАЕВ (Ярославская область), 21 апр — РИА Новости, Антон Скрипунов. Традициям изготовления колоколов в России больше четырех веков, и почти все они забыты. Только один завод в Ярославской области отливает колокола по старинным рецептам. Корреспондент РИА Новости побывал там и увидел все этапы производства.

Колокольные «фьючерсы»

Утро житель провинциального городка Тутаева Николай Шувалов обычно начинает с новостей Лондонской фондовой биржи. От котировок на олово и медь зависит цена на его колокола. «Лет 15-20 назад за колокол давали семь долларов из расчета на один килограмм, теперь — не меньше 30», — объясняет он. Более 20 лет завод Шувалова отливает колокола по уникальным технологиям.

«С 1990 года этим занимаюсь. Почему? Да не знаю, не по моей воле точно», — показывает он пальцем вверх.

Николай Шувалов был алтарником Воскресенского собора Тутаева. И вот однажды настоятель говорит: храму нужны колокола. «Тогда даже кирпичи в дар получить было сложно, чего уж говорить про это. Но мы решили попробовать. Отправились на местный моторный завод. Нас там встретили недружелюбно: «Пришли тут опиум для народа разносить». И все же договорились. Только там сказали, что не знают, как вообще эти колокола лить», — вспоминает он.

Но когда новые колокола повесили в храме рядом со старинными и сравнили, «новые издавали такой звук, словно бьют по цинковому ведру». Нужно было восстанавливать утраченную технологию. На это потребовалось шесть лет.

«Было очень трудно. Многих литейщиков попросту уничтожили. Известно, что последний колокол отлил на Валдае мастер по фамилии Крючков. За ним приехали из НКВД, и он сбежал в леса. Там и прятался до войны. А потом за ним пришли уже немцы — причем не просто полиция, а гестапо! Не знаю, что им от Крючкова было нужно. В общем, после войны его след теряется», — рассказывает мастер.

Звучание колокола целиком зависит от формовки. На больших заводах формы делают из гипса, что позволяет штамповать колокола: пять дней — и готово, замечает Шувалов. До революции же формы были глиняные. Это более трудоемко, но зато качество звучания в разы выше. И Шувалов обратился к старинным книгам.

«Для формовки нужна правильная глина. Испробовали разную, откуда только ни привозили — даже из Армении и Болгарии. Все не то! Потом задумались: в Ярославле ведь двести лет работал знаменитый на весь мир завод Оловянишниковых, не может быть, чтобы глину возили за тридевять земель, где-то она здесь, рядом. И мы нашли тот самый карьер!» — говорит он.

Однако одной глины недостаточно. Она лишь часть смеси, состав которой в дореволюционное время был «коммерческой тайной» каждого литейщика. Известно, что туда добавляли квасное сусло, коровью шерсть, сено и конский навоз. С навозом пришлось особенно помучиться.

«Пробовали коровий, благо тут его много — не подошел. Отправились на ярославский ипподром, а затем экспериментальным путем выяснили, что конский навоз надо особенным образом выпаривать, потом высушивать и так далее. Отлили колокол — и действительно: все дело в нем. Звон хороший», — объясняет литейщик.

Колокола для поп-звезд

В Тутаеве Николая Шувалова знают все. «По сути, мой завод — единственное предприятие в городе. Работы тут нет. Конечно, есть еще дорожники, продавцы. Но крупного производства нет, все рухнуло в 1990-е. Тогда мы выживали как могли. Я вон сельским хозяйством занимался», — рассказывает владелец колокольного завода.

Сам он родом с Урала, а сюда перебрался в конце 1980-х. О причине говорит коротко: «Рыбалку сильно люблю». У Николая есть еще два брата. Они тоже занимаются колоколами.

«Я в семье старший. Средний, Владимир, в какой-то момент решил отделиться от нас — у него заводик на правом берегу. А младший тут, со мной трудится. И еще 35 человек. Все местные», — говорит Николай.

«Мы используем мягкую резину, на которой вырезаем объемные иконы, буквы и орнаменты. Затем резина заливается воском. В старину вместо нее брали либо глину, либо гипс. Но этим материалам нельзя застывать полностью, иначе воск очень трудно отделить», — рассказывает мастер.

Затем восковые элементы крепятся на фальш-колокол — точную глиняную копию настоящего. Его изготавливают, нанося один слой глины на другой. Малейший дефект или ошибка в каком-либо из слоев — и вся многодневная работа насмарку. После того как фальш-колокол готов, на него сверху налепляют глиняную «рубашку» — кожух. Сам фальш-колокол держится на основании, которое называется болваном. Кожух, болван и фальш-колокол придают изделию не только нужную форму, но и звучание.

«Внешний облик колокола зависит от воли заказчика. Чаще всего они сами присылают чертежи. Хотя однажды нам поступил заказ на колокола для одной крупной митрополии, и владыка сказал, что мы сами должны придумать узор. Как говорится, хочу, но не знаю чего. Я растерялся. Очень долго работал над этим, заказчик вносил кучу правок, постоянные согласования… Но, слава Богу, все очень хорошо получилось», — делится Всеволод.

У мастера есть уже готовые шаблоны самых известных икон. Но нередко приходится изготавливать резиновый трафарет по присланному заказчиком рисунку.

«Однажды из Чехии поступил заказ. Надписи должны были быть из какой-то их средневековой книги. Нужно было точь-в-точь воспроизвести их на колоколе, — говорит он. — А бывает, что просят изобразить и ныне живущих людей. Недавно друг одного известного музыканта заказал небольшой колокол с его портретом».

Все как в кино

Николай Шувалов указывает на металлические каркасы у формовочного цеха. «Они стягивают кожух, чтобы фальш-колокол можно было поднять. Как-то тут были дети и спросили: «Это что, компьютерная модель колокола?» А я, не подумав, ответил: «Да, она».

Формовка занимает больше месяца. Затем фальш-колокол слегка приподнимают. Между кожухом и болваном образуется пространство, куда и заливают раскаленный металл.

В плавильном цеху, полностью заставленном фальш-колоколами, мастер Олег Яковенко командует молодыми рабочими. Заливка длится секунды, но требует слаженных действий четырех человек. Сначала из огромного чана черпается необходимое количество кипящей бронзы.

«Медь и олово должны быть высшего качества. Соотношение такое: 80% меди и 20% олова. Бронза в чане тщательно размешивается, чтобы не образовывались пузырьки. В противном случае в колоколе будут полости, а это влияет на звук и долговечность», — объясняет Яковенко.

Большой ковш с помощью специального крана аккуратно подносят к форме. Двое молодых рабочих прицеливаются — колокол совсем маленький — и быстро выливают кипящий «бульон». «Вира! Вира!» — машет им Яковенко. Затем они переходят к заливке крепежных балок.

«В последнее время к нам приходит молодежь. Не все уезжают, как видите. Мы их тут с нуля всему обучаем, ведь «костяк» скоро на пенсию уйдет», — грустно говорит Шувалов.

Заходим с ним в местное кафе. На стене у барной стойки телевизор. На несколько секунд литейщик замирает, наблюдая, как Остап Бендер в исполнении Арчила Гомиашвили удирает от толпы. «У нас снимали «12 стульев» и многие другие советские и российские фильмы», — показывает Шувалов на экран.

А кроме киношников город еще со времен перестройки облюбовали зарубежные фотокорреспонденты. «О, их тут много! По окрестным селам разъезжают — снимают, как, мол, спивается Россия. Я однажды был на сельском празднике. Еще ничего не началось, а они уже стоят: фотокамеры в сумках — ждут, когда все напьются и пойдут морды друг другу бить. Показывают нас в неприглядном виде американцам и британцам», — возмущается он.

Возрождение традиций

Впрочем, сейчас подобную экзотику отыскать уже сложно. «Жемчужина на Волге», как называют местные свой город, ежегодно привлекает множество туристов — здесь почти у каждой улицы своя история. В прошлом году хотели даже вернуть Тутаеву дореволюционное название — Романов-Борисоглебск. Но большинство жителей проголосовало против.

«Боялись, что документы менять придется. Хотя нам обещали, что этого не случится. Но знаете, как бывает: через несколько лет могут спохватиться», — объясняет местная жительница Марина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *